Уш Коныр

Фото недели

Осенним днем...

Рейтинг

20

Для голосования за фотографии других участников, загрузите на сайт не менее 7 своих фотографий!

Об авторе   

DeniTaipov
Daniyar Turgantayevich Taipov

Любитель

Оставить сообщение
Добавить в друзья
Последний визит
07 Октября 14:10

Альбом : 2013

Жанр : Пейзаж

Статистика

Сколько раз смотрели работу в день

Социальная активность автора
Статистика

Комментарии к работе

Хочу критики
К-во комментариев на страницу: 10   20   50   Все

Комментариев(0)

добавить свой вариант фотографии
Комментарий:
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:


Не более 5000 символов

EXIF

EXIF-параметры не определены

Последние фото жанра

Другие фото автора

Осень в Казахстане
Уш Коныр
Уш Коныр
Материнская любовь
Уш Коныр
Уш Коныр
Moon
Уш Коныр
Уш Коныр
Дорога
Дорога
Приближается закат

всего фотографий у автора: 44

Последние статьи

Ради уникальных кадров харьковский фотограф Владимир Оглоблин не раз бывал на краю мира

Ради уникальных кадров харьковский фотограф Владимир Оглоблин не раз бывал на краю мира

Фотографии этого мастера были похожи на художественные картины еще до появления компьютерной графики. В поисках уникального кадра он готов ездить, без преувеличения, на край света, убираться в непроходимых ущелий и часами ожидать благоговейной момент, когда ночь отступает перед рассветом. Но, как выяснилось недавно, красивым может быть не только далеко, но и «Близкое». Именно под таким названием Владимир Оглоблин представил выставку фотографий, снятых на Харьковщине. Над этим проектом мастер работал долгих семь лет, проехав с камерой все 27 районов области.

«Божественный состояние за двадцать минут до восхода Солнца»

- Владимир, уже все привыкли к тому, что темой ваших персональных выставок становятся удивительные уголки природы с невероятно далеких краев — Арктики, прибрежного Урала, Чукотки, Колымы, Якутии, горного Алтая. И тут вдруг не так уж богата на роскошные пейзажи Харьковщина. Сложилось впечатление, что фотохудожник Оглоблин вернулся после 30-летних странствий домой и наконец открыл землякам глаза на красоту их малой родины. При этом удивился ей и сам.

- Выставка «Близкое» — совершенно неожиданное для меня культурное явление. Лет семь назад я внезапно для самого себя обнаружил, что Харьковщина — край удивительной красоты, поэтому после своих сложных экспедиций захотелось отдохнуть душой. И вообще понятие «родина» появляется такого комфортного душевного состояния, когда тебе действительно хочется куда-то вернуться. Вот такой точкой возврата для меня Харьковщина, Харьков, поэтому все мои поездки по родному краю оказались не менее интересными. Кстати, экстрима тоже не хватало, поэтому нередко приходилось ночевать в чистом поле даже посреди зимы и осенней непогоды.

- Зачем нужны были эти жертвы?

- Хотелось уже в пять утра быть где-то в Купянском или Двуречанском районе, чтобы поймать божественный состояние природы минут за двадцать до восхода солнца, когда отраженный или от облаков, то ли от неба свет мягко ложится на землю. Это свет и не свет одновременно. Видимо, какое-то «пограничья» между ними.

Наводя эту выставку, я, кстати, решил провести еще один эксперимент — попросил знакомых харьковских поэтов написать стихотворные комментарии к своим фотографиям. Условие было одно: бери интуитивно то, что на душу ложится, и пиши. Результат для меня был очень неожиданным. Оказывается, в Харькове (а может, это так везде) слишком много депрессивного и печального. Например, яркая и просто феерическая осень, снятая мной как праздник жизни и цвета, вызвала грустные и даже трагические стихи. Я даже не знал, что делать. Ни одна из этих талантливых стихов не мог поставить рядом со своей работой, потому что тогда последняя не имела никакого смысла.

- По какому принципу вы подбирали места для съемок?

- Чаще интуитивно. Все мои попытки спрашивать у местных жителей о красоте, как правило, не давали результата. В этом смысле везде одинаковая картина — и на Колыме, и на Чукотке, и в Харькове. В лучшем случае люди отправят тебя на озеро, где водится рыба. Поэтому я перед началом экспедиций регионом приобрел оперативную штабную карту, как у полевого командира, и с ее помощью искал наименее доступные участки. Не убита цивилизацией красота с каждым годом, к сожалению, встречается все реже. Могу отметить протяжении семи лет, возвращаясь на одно и то же место, каждый видел эти уголки природы все хуже и хуже. Люди умудряются уничтожать практически все. К тому же сейчас многие частного, куда вход строго воспрещен. Несколько моих попыток сфотографировать пруды и озера завершались тем, что в лучшем случае у меня возникали сторожевые собаки размером с автомобиль. Попытки договориться с охраной не были успешными — с тобой не хотят даже разговаривать, а когда и говорят, то такой отборной лексикой, можно только за голову схватиться.

И это характерно не только для нас. В России подобные истории со мной случаются регулярно. В позапрошлом году, например, меня арестовали как украинского шпиона. Причем с серьезными «разборками» на уровне ФСБ. Мол: «С Украиной? Ну ничего себе, забрался аж на Колыму. Зачем? ». У меня был сопроводительное письмо от помощника губернатора, но, увидев его, надо мной просто поиздевались. «Такие письма мы за три минуты можем придумать, напечатать и завизировать печатью», — ответили мне. А когда наконец таки разобрались в ситуации, то не поверили снова. В их понимании человек не может приехать с такой дали снимать красоту.

- А как далеко вы можете зайти в своем экстриме, ища уникальные места для фотографирования? Тот же горный Алтай или места советского ГУЛАГа, где вы проводили съемки, наверное, не лучшие уголки мира для прогулки с объективом?

- Зайти могу довольно далеко. Это уже потом понимаешь, что побывал на грани жизни и смерти. Ни одна из таких ситуаций невозможно предсказать, поскольку они возникают спонтанно, вопреки твоей воле. Но я вам должен сказать, что в подобных экспедициях страшны не так проблемная местность и дикие звери, как встречи с людьми. Один из таких случаев у меня случился на реке Катунь. Я нашел удивительной красоты ущелье, представил, как минут за 20 здесь появится солнце, установил штатив. И тут вижу — летит какая-то машина без номеров. Вышло трое пьяных или обкуренных парней. В руках ножи, похожие на стальные пики. «Вы, русские, все у нас тут уничтожаете, отбираете наши земли», — пошли они на меня стеной. А там действительно много настроили, алтайцев серьезно подвинули, ни работы — ничего. Я им говорю, что сам из Украины. Напрасно: русскоязычный, значит — проблема. Что делать — не знаю. И тут вдруг какое-то провидение — едет женщина на коне. Она, похоже, знала моих нападающих, поняла ситуацию и заговорила с ними на их языке. Диалог получился эмоциональным, напряжение максимальна. Но моя спасительница несколько сдержала их, а потом подъехала ко мне и говорит: «Езжайте, езжайте быстрее». Я — бегом в машину. А в прошлом году в Якутии меня вообще откровенно обстреляли. Так что бывает всяко …

«Я с детства бродячий»

- Владимир, в одном из ваших интервью вы признались, что переход от обычного фотоаппарата на «цифру» был для вас весьма непростым. Но, похоже, вы довольно быстро освоили новую технику и т.д. поражаете своим творчеством. А не возникает ли у вас искушение в унисон теперешней моде «пофотошопиты» свои снимки?

- Мне очень нравится фраза: «Старайтесь увидеть свет. Он прекраснее любой мечте ». Я могу себе что угодно вообразить и придумать, но когда оказываюсь в реальной обстановке на Дальнем Востоке, например, на севере России, то увиденное там превосходит все мои эстетические фантазии. В прошлом году по заказу якутского правительства я в течение четырех месяцев снимал Лену, входящий в десятку самых красивых рек мира. Мой альбом, над подготовкой которого работаю, так и будет называться «Жизнь реки». Я прошел 3,5 тысячи километров, от верховья Якутии до моря Лаптевых. Думаю, что даже далеко не все местные жители смогли осуществить такую ​​экспедицию. Она была чрезвычайно сложной, но оказалась лучшей в моей жизни. Я забирался в таких потаенных уголков этого края, где жизнь замерла где-то в XVII-XVIII веке. Люди ведут натуральное хозяйство, живут без телевизоров и мобильных телефонов. Это совершенно другой мир. Мне посчастливилось стать свидетелем встречи Нового года, отмечают там еще за тюркской традиции 22 июня. Вы даже не представляете, в какие удивительные костюмы они были одеты, столь прекрасные их обрядовые танцы, песни, огненные шоу. Поэтому всевозможными странностями «фотошопа» пользоваться особой нужды нет. Возможно, где-то иногда приходится «подтягивать» контраст — не больше. Я для себя давно определил свое назначение: это же передача Божественного. Господь придумал эту красоту. И пусть она длится лишь какую-то частичку секунды, моя задача — прикоснуться к ней. Ранее я писал, что, возможно, с помощью кадра выхватываю или останавливаю мгновение вечности. На что моя знакомая поэтесса Юлия Копичко заметила: «Да ничего ты не можешь остановить. Ты можешь просто — прикоснуться к этой вечности на одну стотысячную долю секунды — и все. А дальше уже все без тебя ». Видимо, так и есть.

А вообще я бродяга бродячий с детства. Где-то со второго класса начал искать сокровища. Поэтому зачем я буду перед монитором придумывать какое-нибудь ультрамариновое небо. Я лучше пойду и поищу его в натуре.

ЕСТЬ ИДЕЯ!

«О музее я мечтаю уже много лет»

- Владимир, вы имеете прекрасную коллекцию старинных фотографий и даже активно инициировали создание в Харькове музея фотографии. Эта идея еще жива?

- О музее фотографии я мечтаю уже много лет. Но отдать часть своей жизни на хождение по чиновничьим кабинетам я не готов, я знаю насколько длительной и бесперспективной была борьба за создание в Харькове музея частных коллекций. Есть помещение — и все. С фотографией та же история. У нас есть богатейший, колоссальный материал, ибо только к революции в городе интересно снимали около 150 фотографов. Среди них есть просто выдающиеся мастера. Но это наследие расходится миром: только и слышишь — то москвичи купили, то киевляне, а то и кто-то из дальнего зарубежья. У меня у самого в коллекции несколько тысяч фотографий, снятых до революции. Иногда показываю их на выставках, а дальше что? Я бы с превеликим удовольствием отдал бы эти работы в музей. Знаю еще несколько серьезных коллекционеров, которые поступили так же. Но, к сожалению, сейчас у нас доминируют какие-то другие приоритеты. Поэтому возвращение к этой идее может завершиться простым сотрясением воздуха.

источник


подборка: Самые-красивые-девушки-в-неглиже

BenQ (4) Canon (59) Casio (4) Epson (10) Exemode (1) Film (1) Fujifilm (24) Hasselblad (10) Kodak (11) Komamura (1) Leica (15) LG (1) Lomo (3) Minox (1) Nikon (57) Olympus (25) Panasonic (22) Pentax (22) Polaroid (8) Praktica (2) Printers (1) Ricoh (7) Samsung (22) Scanners (3) Sigma (3) Sony (51) Аксессуары (31) Бирма (1) Вспышки (7) Выставки (644) Гаджеты для мобилографии (1) Германия (2) Дания (1) Исландия (1) История фотографии Казахстана (2) История фотографии России (5) История фотографии Чехии (1) История фотографии Японии (3) История фотографии (54) Казахстан (1) Карты памяти (9) Китай (1) КМЗ им.Зверева (4) Конкурсные статьи (13) Конкурсы (135) Лаос (1) Литва / Lithuania (1) Личности (9) Мастер-Класс, Школы (128) Мероприятия (115) Мир моды (142) Модные события (115) Обработка фотографий (29) Объективы Canon (23) Объективы Carl Zeiss (12) Объективы Cosina (2) Объективы Kenko Tokina (4) Объективы Lensbaby (1) Объективы Nikon (22) Объективы Olympus (3)