Это

Фото недели

Ты помнишь, изменщик коварный, Как я доверялась тебе?".

Рейтинг

61

Для голосования за фотографии других участников, загрузите на сайт не менее 7 своих фотографий!

Об авторе   

Voron
Андрей Николаевич Воронин

Эксперт

Оставить сообщение
Добавить в друзья
Последний визит
15 Июня 00:06

Альбом : портрет

Жанр : Эксперимент

Статистика

Сколько раз смотрели работу в день

Социальная активность автора
Статистика

Комментарии к работе

Хочу критики
К-во комментариев на страницу: 10   20   50   Все

Комментариев(2)

добавить свой вариант фотографии
Комментарий:
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:


Не более 5000 символов

  • 0
    Выразительно!
     
    0 за — против 0
     
  • 0
    Очень выразительно!
     
    0 за — против 0
     
  • EXIF

    EXIF-параметры не определены

    Последние фото жанра

    Другие фото автора

    Полина
    В центре большого города
    Оттенки
    Полина
    Портрет с настроением.
    Полина
    Мия
    Арина
    Арина
    Ирина
    Весна
    Ирина

    всего фотографий у автора: 551

    Последние статьи

    Ровно год назад в Тохоку...

    Ровно год назад в Тохоку...

    Съемочная группа в Тохоку, через 10 дней после катастрофы. Фото: mobiledisco / Flickr.com

    Дмитрий Шкрылев

    О роли, которую сыграли после трагедии Тохоку японские журналисты и репортеры-добровольцы визуальных медиа с использованием новых технологий. Они не только давали хронику событийи, но и создавали возможности для коммуникации, осмысления и исследования событий и последствий произошедшего.

    Год назад 11 марта в Японии произошло землетрясение. Катастрофа в Тохоку, которую также называют великим землетрясением на северо-востоке Японии, была внесена, согласно докладу исследовательского центра «Пью» (Pew Research Center), в число наиболее широко и глубоко освещавшихся в 2011 году рядом мировых СМИ событий1. При подведении итогов года журналистами японское землетрясение также многократно оказывалось в зоне пристального внимания. Телекомпания Си-эн-эн в своих обзорах поставила японское землетрясение и цунами в список таких событий года, которые оказали и продолжат оказывать определяющее влияние на формирование облика всего мира в ближайшие годы. Одним из крупнейших событий 2011 года, в том числе по результатам интерактивных опросов, японскую трагедию в итоговых дайджестах назвали практически все ведущие мировые СМИ. Это событие также было отмечено в числе самых обсуждаемых по итогам 2011 года в сервисах социальных сетей Facebook и микроблогов Twitter. В выпущенную в 2011 году на факультете журналистики МГУ диссертацию «Пресса в условиях техногенной катастрофы глобального масштаба» был включен параграф об освещении российскими СМИ японской трагедии. В автореферате этой диссертации говорится: «Социальная ответственность прессы заключается, прежде всего, в ее способности объединить общество и государство для преодоления последствий текущей катастрофы и защиты от техногенных рисков в будущем» 2.

    Данная статья посвящена объединяющей социальной роли, которую сыграли после трагедии в Тохоку японские журналисты и репортеры-добровольцы визуальных медиа с использованием новых технологий – путем не только хроникального информирования, но также создания возможностей для коммуникации, осмысления и исследования событий и последствий произошедшего для отдельных людей и общества в целом. Рассмотрены и описаны несколько вариантов такой коммуникации, получивших распространение в японских и японоязычных визуальных медиа в период после трагедии. Также затронута роль телевидения Японии в поисках пропавших после землетрясения и цунами – в частности, в налаживании особого пространства аудиовизуальной коммуникации для организации возможностей такого поиска. В целом на основе отражения в СМИ такого крупного в мировой истории события, как катастрофа в Тохоку, изучен японский и японоязычный сегмент медийной визуальной среды на стороне зрителя. Основная цель – понять, как визуальная среда становится исследовательским и расследовательским инструментом документалиста и зрителя, направленным на социальное преобразование. Под визуальной средой в данном случае подразумевается совокупное пространство визуальных медиа, а под визуальными медиа, в свою очередь, – не только традиционное телевидение и документальное кино, но также сетевые видеоархивы, видеопорталы и другие формы организации визуальной информации, восходящие к СМИ аудиовизуальной природы.

    Данные рейтингов и социологических опросов показывают, что японская аудитория для получения сведений о происходящем в Тохоку в первую очередь обращалась именно к визуальным медиа. Японское рейтинговое агентство «Нильсен/Нэтрейтингс» собрала информацию об обращении японских пользователей к сетевым ресурсам в ту неделю, на которую приходится дата, когда произошла катастрофа в Тохоку (11 марта 2011 года), и сравнила полученные сведения с данными предшествующего трагедии периода. Выяснилось, что прирост числа японских пользователей портала агентства «Рейтер» в разделе «Видео о японском землетрясении» составил 204 процента, аудитории собственного портала телекомпании Эн-эйч-кей – 174 процента. Аудитория специализирующегося на прямом сетевом потоковом видеовещании портала «Юстрим» (Ustream) в части задействованной в тот же период ретрансляции японоязычного потока Эн-эйч-кей увеличилась более, чем в два с половиной раза (257 процентов), а независимого японского видеопортала «Смайлик видео» в разделе «Тихоокеанское землетрясение в районе Тохоку» возросла до 113 процентов.

    Японский исследовательский центр «Номура» задался вопросами о том, какие именно источники информации жители центральной части Японии продолжали считать для себя самыми важными после трагедии в Тохоку и как изменялась степень их доверия к СМИ и иным источникам информации при попытке найти данные, имеющие отношение к катастрофе. По результатам опроса выяснилось, что важнейшими источниками информации при получении сведений о трагедии для большинства респондентов оказалось телевидение (каналы общественного вещания Эн-эйч-кей – 80,5 процентов, коммерческие телевещатели – 56,9 процента), а также японские представительства порталов Yahoo и Google (43,2 процента). Информация из газет продолжала оставаться значимой лишь примерно для трети опрошенных (36,3 процента) и менее одной пятой части респондентов опиралось на информацию газетных интернет-сайтов (18,6 процента). В оценке доверия к разнообразным источникам информации по шкале «повысилось-снизилось» снова в лидерах оказались визуальные медиа3.

    С самого начала освещения катастрофы в Тохоку СМИ аудиовизуальной природы стали обращаться не только к «внешней», но и к «внутренней» стороне событий. То есть характер освещения был не только хроникальным (в смысле – поверхностно-хроникально-фиксирующим), но также глубинным, исследовательским. Документальное исследование, в свою очередь, было направлено не только на восстановление обстоятельств произошедшего или погружение в социально-проблемные аспекты последствий трагедии, но также и на одновременное проникновение в личностно-персональные стороны этих событий. Иными словами, визуальная среда отражения катастрофы в Тохоку практически сразу приобрела характер исследовательского аналитического инструмента документалистов и зрителей по изучению масштаба катастрофы и визуальной оценки ее последствий на макро- и микроуровнях.

    Одним из примеров этого может быть весенний 2011 года спецвыпуск телекомпании Эн-эйч-кей о последствиях катастрофы в Тохоку (ролик с записью этой программы был перевыставлен на китайском видеопортале youku.com, где собрал свыше 200 тысяч просмотров, тогда как другие выпуски Эн-эйч-кей об этих же событиях, также перевыставленные на этом портале, собирали от шести до ста тысяч просмотров). Начало – словно кадры немой кинохроники. Камера – наблюдатель. Сменяющие друг друга панорамы смытых и раздробленных строений. Голые стволы выживших деревьев посреди порожденной стихией пустыни. Железнодорожные пути. Пострадавшие пешком идут с вещами по шпалам. Других несут спасатели. Камера в стиле cinema verite следует за обеспокоенным мужчиной. Вместо закадрового комментария – редкие поясняющие титры: «Транспортное сообщение отрезано, жители пострадавших районов оказались в изоляции. Мужчина ищет дочь. Нашел. Наконец-то смогли снова встретиться…». Мужчина обнимает плачущую дочь. Камера так близко, словно на происходящее в кадре смотрит не сторонний наблюдатель, а член их семьи «Все хорошо, все обошлось», – успокаивают они друг друга. Живое наблюдение, как в документальном кино, неожиданно сменяется репортажным стилем.

    «Небывалое по силе в истории Японии колоссальное землетрясение магнитудой 9 баллов, за ним последовало цунами, дальше – пожары и разрушения», – рассказывает голос диктора Эн-эйч-кей за кадром. «Какой ужас!» – восклицает японец средних лет, глядя на то, как набегающая невероятных размеров волна сметает строения и подхватывает, словно игрушки, десятки автомобилей. Он отходит чуть в сторону и растерянно оглядывается, не понимая, что же с этим со всем делать дальше. «Куда бежать?» – плачет девочка лет семи, еще крепче прижимаясь к матери, взгляд которой тоже продолжает искать спасения. Позже людям, оказавшимся один на один с разгулом стихии, приходят на помощь спасатели, вынося раненых на своих плечах. Но у этих людей уже «не осталось ни домов, ни гостиниц», – узнаем мы из рассказа пострадавшей. «И вот как теперь выглядят пострадавшие районы», – возникает титр на фоне безмолвных кадров тотального опустошения. Микшер – в белое поле, и новый титр: «Экстренный выпуск. Великое землетрясение Тохоку и Канто».

    После этого документальные кадры, которые мы только что видели, уплывают в плазменные мониторы за плечами ведущего в студии. Перед ведущим – прямо под его руками – огромная трехмерная виртуальная инсталляция объемного рельефа островов Японии и волн Тихого океана, поднимающихся от эпицентров землетрясения, произошедшего на дне океана. Один за другим появляются маркеры эпицентров с обозначением магнитуд и расходящихся волн. Цунами достигает «берегов», и фрагмент 3D-инсталляции с картой самых пострадавших от стихии районов перемещается к новой ведущей в студии. Появляется титр: «Информация о нанесенном ущербе». Каждый город и поселение подсвечены специальным маркером, напротив которого появляются сообщения о количестве пострадавших, погибших, пропавших без вести, объеме разрушений, текущей ситуации. «С чем же все-таки пришлось столкнуться лицом к лицу жителям пострадавших районов?» – задается вопросом первый ведущий. После этого – еще два часа сменяющих друг друга живых историй, репортажной хроники и глубинного всестороннего документального исследования последствий катастрофы.

    Между тем, совокупная визуальная среда исследования события на макро- и микроуровнях может быть названа гораздо более полноценной, если она включает в себя осмысление не только средствами телевидения и сетевого видео, но также и средствами современного авторского документального кино. Хотя бы потому, что серьезные произведения кинодокументалистики традиционно считаются более глубокими и многоуровневыми по образной структуре и характеру проникновения в мир человеческой души – о них даже принято говорить как об «искусстве человековедения» 4, ориентированном на «исследование пространства души и чувств»5. И хотя подобные фильмы, как правило, редко выходят на большой экран в скором времени после события, в ситуации с катастрофой в Тохоку все оказалось несколько иначе.

    В марте 2011 года осмыслением последствий катастрофы в Тохоку и их влияния на жизнь и мировоззрение простого японца уже занималась съемочная группа авторского документального кино под руководством Люси Уокер – обладательницы нескольких десятков престижных международных наград в сфере кинодокументалистики, включая номинацию на «Оскар» 2011 года. Ее новый фильм получил название «Цунами и сакура». Спустя шесть месяцев после начала работы над фильмом он был включен в программы международных кинофестивалей в Торонто, Лондоне, Нью-Йорке, а зимой – в шорт-лист номинантов «Оскара» 2012 года. «Независимое документальное кино часто имеет сжатые сроки завершающего этапа создания фильма, но даже по этим стандартам «Цунами и сакура» было создано с молниеносной скоростью», – рассказывали специалисты, принявшие участие в создании картины.

    По словам авторов, фильм был задуман еще до трагедии – как «визуальное хайку», посвященное цветению сакуры и тому значению, которое имеет это событие в японской культуре. В момент последней стадии переговоров о командировке в Японию началось землетрясение. Люси Уокер рассказывает, что сначала задумалась об отмене поездки, но потом осознала всю важность создания такого фильма именно теперь. Поняла, что обязательно должна попасть на северо-восток Японии – в районы, пострадавшие от цунами: «Я чувствовала, что именно там центральная история».

    Все прежние фильмы Люси Уокер отличала глубина исследования и философичность образов, ее герои всегда оказывались участниками событий и ситуаций, приводящих в итоге к трансформации их мировоззрения. Несмотря на шок от случившегося, герои новой ленты пошли на контакт со съемочной группой и были готовы открыто делиться опытом пережитого и тем, как произошедшее изменило их взгляды на жизнь и окружающий мир. По словам Люси Уокер, ее герои сами – без каких-либо подсказок со стороны режиссера – заговорили о метафоре с цветением сакуры и хрупкостью человеческой жизни. Монтаж фильма был поручен работающей четвертый год в США японке Аки Мидзутани, которая в момент землетрясения находилась у себя на родине. То, что получилось в итоге, вполне можно назвать сотворчеством британского режиссера Люси Уокер, японского редактора монтажа Аки Мидзутани и самих японцев, ставших героями этой японоязычной 40-минутной документальной ленты (в классификации фестивального документального кино – короткометражной).

    Фильм начинается с атмосферы катастрофы. Мы видим совершенно новые, уникальные и вместе с тем узнаваемые теперь во всем мире кадры ненасытного «зверя» мартовского цунами – поглотителя домов, машин, людей. Неспешно, неумолимо, гулко. Волна надвигается на город – и он растворяется в потоке бесформенной жижи. Вода проносится сквозь лабиринты улиц и уносит с собой остатки крыш, кузовов и прежней жизни.

    «Быстрее! Сюда, сюда, скорее! Вода прибывает! Как же близко-то!».

    «Я услышал: Беги! Это цунами!».

    «Мы решили выбраться во что бы то ни стало на машине, побросав самое необходимое в рюкзак».

    Потом – пустыня. «Он умер прямо на моих глазах», - рассказывает мужчина о гибели своего самого близкого друга, снесенного волной. «Так трудно поверить, что это произошло в реальности», - говорит девушка, в памяти которой навсегда отпечаталось, как люди до последнего звали на помощь, а она уже ничем не могла им помочь. Одиноко блуждающий ветер задержался в каркасе полуразрушенного дома, чтобы полистать никому теперь не принадлежащие страницы полуразмытого фотоальбома.

    И вдруг – на фоне этой пустыни практически на наших глазах зацветает сакура. Мы видим, как раскрывается и оживает цветок на ветках хрупкого на вид деревца, прошедшего, как и люди, сквозь все буйство стихии. И вот оно стоит, раскинув ветви, сплошь усеянные нежно-розовыми цветами. Живое дерево – посреди пост-апокалиптической свалки. «Здесь сакура? Смотрите – она выжила! И только-только начинает цвести!», – замечает один из жителей пострадавшего района. Героев фильма объединила трагедия, воля к жизни и почтительная любовь к цветам сакуры – символу японской культуры.

    «Их недолговечность только подчеркивает их красоту».

    «Мы радуемся и когда они зацветают, и когда они опадают. В этом и есть душа японца. Опадание цветов – это же не обязательно грустно».

    «Если эти деревья могут слышать и понимать чувства людей, пусть сделают так, чтобы такого больше не повторилось, и защитят жизни людей».

    «Ведь если оставить надежду, то все, конец».

    «Эти деревья тонули в соленой воде, но все равно выжили. Раз уж даже растения изо всех сил стараются держаться за жизнь, то мы, люди, тем более должны делать лучшее, на что мы способны».

    «Цветение сакуры стало первой надеждой не только для людей в пострадавших районах, но и для всех японцев», – рассказала Аки Мидзутани на одном из премьерных показов. «Удивительно было увидеть, какую надежду сакура давала людям, которые потеряли все – дома, работу, друзей, семью», - говорит продюсер фильма Кира Карстенсен. «Получился целительный фильм о том, как люди с началом цветения сакуры находят мужество двигаться вперед, выживать и строить новую жизнь, несмотря на то, что столкнулись с такими потерями и разрушениями», - подводит итог Люси Уокер.

    Временной разрыв между хроникальным освещением событий Тохоку и началом их глубинного осмысления можно назвать минимальным в японской истории последнего столетия – особенно если говорить о визуальной среде и рассмотреть это в сравнении с освещением событий так называемого великого землетрясения Канто. Речь – о землетрясении магнитудой 8,3 балла (на 0,7 меньше нынешнего) с последующим цунами. Трагедия произошла 1 сентября 1923 года в японском районе Канто. В результате стихии и последовавших пожаров были практически полностью разрушены Токио, Йокогама и ряд других городов. Катастрофа унесла жизни порядка 200 тысяч человек.

    Полноценное глубокое документальное исследование и расследование обстоятельств и событий землетрясения Канто появилось лишь спустя полстолетия - в документальной книге Акиры Ёсимуры (известного японского писателя, который пока мало переводился в России, единственный перевод – вышедшая в 2002 году в издательстве «Муравей» книга «Покушение. Цесаревич Николай в Японии», по другому его роману режиссер Сёхэй Имамура снял свой фильм «Угорь»). Книга Акиры Ёсимуры о землетрясении 1923 года вышла в 1973 году - она так и называлась «Канто дайсинсай». И это было, разумеется, текстовое медиа.

    Что касается исследования землетрясения Канто средствами визуальных медиа, то всемирно известные и снятые тогда же в 1923 году оператором Сирай Сигэру кадры тех событий представляли собой не глубинное проникновение в ситуацию, а 62-минутный хроникальный фильм. Еще три визуальные хроники землетрясения Канто были найдены уже в современную эпоху – то есть получается, что о некоторых альтернативных вариантах даже хроникального отражения тех событий стало известно лишь спустя более, чем полстолетия.

    Об одном из найденных фильмов известно, что он был подарен в 1980 году аудиовизуальной библиотеке города Сасаяма префектуры Хёго. На сегодняшний день это единственный кинодокумент о землетрясении Канто, доступный для свободного просмотра через глобальную сеть Интернет. В кадре 18-минутного фильма – разрушенные дороги, мосты и постройки, беженцы, панорамные съемки, показывающие масштаб бедствия, тела погибших, восстановительные работы, попытки людей наладить свой быт. Второй фильм снял кинематографист Сабуро Исаяма. Известно, что его длительность составляет 20 минут. О третьем упоминается в книге известного исследователя японской документалистики Маркуса Норнеса, который пишет, что в соседней с пострадавшим районом префектуре у сотрудников местного кинотеатра была своя любительская камера. Они услышали о происходящем, отправились на место событий, отсняли несколько рулонов пленки и показали их в своем кинотеатре - а затем о существовании этого фильма было забыто на целых 70 лет.

    Таким образом, возможности визуального исследования землетрясения Канто 1923 года ограничены 100 с небольшим минутами размытой черно-белой хроники – меньше, чем длительность только одного из уже описанных спецвыпусков Эн-эйч-кей о нынешней катастрофе. И хотя уже тогда была как профессиональная, так и любительская съемка, число профессиональных документалистов и репортеров-добровольцев было на много порядков меньше, чем сейчас, а их усилия были разрозненными. Историки документального кино называют тот период предысторией японского документализма.

    Если же говорить об отражении нынешней катастрофы, то значительную роль в расширении масштаба и широты охвата событий в пострадавших районах сыграло объединение усилий Интернета и телевидения. Множество сюжетов и передач различных японских телекомпаний наряду с любительскими съемками создали в короткие сроки огромный массив общедоступных сетевых видеоархивов. К октябрю 2011 года запрос «То:хоку дайсинсай» («великое землетрясение в районе Тохоку») в разделах видео поисковиков Google и Yahoo выдавал в результатах свыше 10 тысяч роликов только в японском сегменте сети Интернет (10 тысяч 800 и 10 тысяч 658 соответственно).

    Первым по значимости источником визуальной информации о пострадавших стали сами жертвы, которые, оказавшись в эпицентре стихии, взяли в руки любительские камеры и превратились в репортеров-хроникеров. В качестве источника информации, метода расследования фактов, всестороннего исследования и восстановления обстоятельств актуального события в сжатые сроки продюсеры созданного в апреле 2011 года документального телефильма «Час, который потряс Японию» для рубрики «Мегаземлетрясение» канала «Дискавери» использовали так называемый визуальный краудсорсинг. Создатели фильма нашли подход для структурирования любительских съемок в поминутную реконструкцию почти в реальном времени того часа, когда началось землетрясение, затем пришла волна цунами и стала заполнять водой побережье, а у людей были лишь считанные секунды для принятия того или иного решения. И были такие, кто все же успевал при этом снимать происходящее и свои действия в процессе развития событий. С некоторыми из авторов уникальных съемок были сделаны интервью – личностно-персональные свидетельства участников катастрофы. В результате появился телефильм «Час, который потряс Японию».

    Этот фильм также отправляет зрителя в виртуальное путешествие в самое сердце эпицентра японского землетрясения – туда, где происходил взлом земной коры и трение тектонических плит друг о друга с энергией, равной, по словам авторов, 600 миллионам бомб Хиросимы. Ультразвук со дна океана, порождаемый этим явлением, был записан сверхчувствительными гидрофонами специальной гидроакустической станции, а затем преобразован в различимый человеческим ухом звук, который также был продемонстрирован в фильме. Канал «Дискавери» имеет подписчиков в 180 странах, включая Японию, поэтому японцы стали не только соавторами, но и зрителями фильма. Кроме этого, японская аудитория фильма была расширена за счет возможностей сети Интернет. На одном из тысячи с лишним японских порталов, куда пользователи перевыложили видео этого телефильма, к началу мая было зафиксировано 21 тысяча 980 просмотров.

    Важнейшим источником информации из пострадавших районов почти с самых первых дней после катастрофы стали волонтеры. Компьютеры в центрах добровольной помощи являлись одновременно накопителями данных о текущих событиях в данной местности. Информация, в том числе визуальная, собиралась из соответствующих центров на местах, а затем через Интернет и телевидение передавалась на широкую аудиторию. Для объединения данных из волонтерских центров были созданы специальные мультимедиа-порталы – такие, как shinsai.yahoo.co.jp, архив которого спустя шесть месяцев после трагедии насчитывал 28 тысяч 661 фото, сделанное волонтерами в пострадавших районах. Сотрудники центров стали репортерами-добровольцами и для телекомпаний, объединявших подобные сюжеты в постоянные рубрики «Посланий из пострадавших районов». После катастрофы в Тохоку рубрики с таким названием появились на каналах и видеопорталах новостей всех ведущих телекомпаний Японии – Эн-эйч-кей, Нихон тэрэби, Асахи тэрэби, Фудзи тэрэби и других.

    Среди сюжетов «Посланий из пострадавших районов» есть посвященные группе Акио Коути из Японской организации взаимопомощи («Тасукэай Дзяпан»). Коути организовал поиск, очистку и восстановление семейных и памятных фотографий из домов жертв: «Чтобы сохранить и вернуть пострадавшим их воспоминания». К концу лета 2011 года владельцам было возвращено 500 снимков. Остальные найденные и восстановленные фотографии начали переводить в цифровую форму для создания каталога и базы данных этих фото с возможностью открытого компьютерного поиска. Волонтеры называли эти фото «сокровищами из руин». В момент передачи «сокровищ» камера репортеров-добровольцев в стиле авторского документального кино фиксировала экстремально персональные переживания, также попадавшие затем в телевизионные новости.

    Описанная информационная деятельность волонтерских центров вполне может быть названа организованным визуальным краудсорсингом с использованием средств документалистики, поисково-расследовательских подходов, созданием визуального пространства совместного документального исследования с участием репортеров-добровольцев, Интернет-специалистов и профессиональных журналистов. При этом вполне очевидно, что такие совместные действия журналистов и волонтеров помогали людям в пострадавших районах вновь обрести себя, несли восстанавливающую социально-психологическую функцию.

    Другой значимый поиск связан непосредственно с людьми, пропавшими без вести. Свыше ста сюжетов японской телекомпании Нихон тэрэби, шедших под рубрикой «Послания из пострадавших районов», посвящены коммуникации между потерявшими друг друга родственниками. В этих выпусках люди держали перед собой таблички с именами выживших и тех родных, кому они адресовали свои послания, происходил поиск близких и информации о них. Параллельно шел рассказ о том, какие действия в первую очередь смогли бы помочь наладить быт в пострадавших районах.

    Вариантом объединения потенциалов технологий, исследовательско-расследовательских подходов и социальной функции визуальных медиа стал специально созданный после катастрофы на платформе Google мультиязычный сайт «Искатели людей». Он представлял собой сервис поиска и регистрации сведений о пропавших и тех, с кем потеряна связь – с поисковой строкой для ввода данных о пропавших на японском, английском и ряде других языков. Эту страницу одновременно транслировали через порталы телекомпании Эн-эйч-кей и волонтеров. По данным «Нильсен/Нэтрейтингс», в первые же три недели работы проекта число его посетителей превысило три миллиона человек. В течение шести месяцев после катастрофы на портале было собрано 2100 записей, касающихся поиска людьми своих близких.

    На сетевых порталах профессиональных медиа визуальная информация по мере накопления приобретала характер интерактивных структурированных проектов. На портале Эн-эйч-кей, посвященном землетрясению, открывалась карта Японии с интерактивными маркерами, указывающими наиболее пострадавшие города. Маркеры активизировались при подведении курсора, а при нажатии («клике») каждый из них, в свою очередь, разворачивался в видеосюжет, посвященный тому, как все происходило именно в этом районе. Были представлены 15 местных названий в префектурах Иватэ, Мияги, Фукусима и Ибараки. Это такие города и поселения, как Хатиноэ, Мияко, Камаиси, Оофунато, Рикудзэнтаката, Кэсэннума, Минамисанрику, Сидзугававан, Оннагава, Исиномаки, Сиогама, Мацусима, аэропорт Сэндай, Минамисома, Токаймура.

    Сюжеты в среднем длились от 30 секунд до 9 минут. Общий хронометраж по городам составлял 38 минут 46 секунд. Плюс дополнительно хронология событий из 112 видеороликов, охватывавших период с 11 марта по 8 мая 2011 года. Это знаменитые обошедшие весь мир кадры из регионального офиса Эн-эйч-кей в Сэндае (районном центре префектуры Мияги), съемки набегающего цунами, сюжеты об устранении последствий стихийного бедствия, о жизни людей после катастрофы и т.д.

    Другой проект Эн-эйч-кей назывался «Землетрясение умножить на будущее равно что?». Здесь происходил обмен опытом между теми, кто пережил катастрофу в Тохоку, и жителями других районов Японии, которым в разное время довелось пережить другие землетрясения. Для удобства обмена опытом было деление по возрастам и социальному статусу. К осени 2011 года в проекте оказалось размещено свыше 200 видеороликов и более тысячи текстовых сообщений. Люди рассказывали, как пережили различные события, что с ними происходило в момент землетрясений, как спасались и что делали потом.

    Наконец, еще один проект Эн-эйч-кей назывался «Голоса из пострадавших районов». В дополнение к эфирной части он имел специальную подробную модерируемую электронную форму-анкету для сбора жалоб, мнений и пожеланий от пострадавших. В течение первых нескольких недель существования проекта там было собрано свыше ста сообщений. По результатам некоторых из них снимались специальные репортажи, другие попадали в выпуски программ в виде сообщений или сохранялись в открытом доступе на портале. Контекст – социально-проблемный. Например, в одном из таких сообщений 40-летняя женщина жаловалась на местные власти, которые не давали ей статуса беженца и пособий из-за того, что она с детьми и мужем, лишившись жилья, поселилась не в центре размещения беженцев (хинандзё), а в доме родителей.

    В целом отражение катастрофы Тохоку и ее последствий продемонстрировало целую серию способов глубинного визуального исследования событий и обстоятельств. Объективы камер нам показали любительские съемки как самих жертв, так и волонтеров, работающих на месте катастрофы, – и сделано это было таким образом, что мы увидели свойственный ранее экспериментальному кино экстремально персональный взгляд на человека в момент трагедии и после нее, причем в развитии – сначала сразу, а потом спустя дни, недели, месяцы. Одновременно с этим эксперты, ученые и телепродюсеры показали многочисленные пространственные 3D-реконструкции с динамическим развитием событий самой катастрофы и поминутной визуализацией происходящего. А специально сконструированные для работы в сложных условиях роботы Квинс (Quince) – созданные специалистами технологического центра по исследованию и проектированию роботов будущего технического университета Тиба – дополнительно расширили возможности хроники, показав места, куда человеку в нынешних условиях попасть практически нереально. Они дали полный обзор помещений реакторов Фукусимы изнутри, в том числе в режиме видеосъемки «круговая панорама 360 градусов».

    Кроме этого, портал Google в рамках раздела Google Street View запустил в 2011 году проект «До и после цунами», позволяющий визуально исследовать все местности, затронутые катастрофой – увидеть, что было раньше (до начала стихийного бедствия) и как это выглядит теперь, совершить виртуальное путешествие по всем пострадавшим районам Японии в режиме интерактивной документальной панорамы 360 градусов с одновременным перемещением внутри документального изображения (как в компьютерной игре), а также посмотреть спутниковые снимки этих районов – также до и после трагедии.

    Японский известный Интернет-журналист и исследователь новых медиа Хироюки Фудзисиро, выступая в апреле 2011-го года в Японском национальном пресс-клубе, отметил: «Масс-медиа заново показали свою мощь. …Удалось наблюдать множество случаев слияния Интернета и телевидения. …Особенно при передаче жизненно-необходимой информации». Таким образом, речь может идти об объединении новых визуальных и медиа-технологий с исследовательскими и расследовательскими подходами в журналистике, потенциалов теледокументалистов и сетевых репортеров, зрителей и интернет-пользователей (широкой совокупной аудитории ТВ и Интернета) для создания контента, работающего на скорейшую психологическую реабилитацию общества в период после переломной катастрофы.

    В полном варианте читайте эту статью в сборнике «Япония: переломные моменты истории», выпускаемом Российской ассоциацией японоведов и Отделом японской культуры Japan Foundation

    _____________________________________

    * - Синергия (от греч. Synergeia – сотрудничество, содружество) – совместное действие, взаимодействие различных потенций или видов энергий в целостном действии (Краткая философская энциклопедия. М.: Издательская группа «Прогресс», 1994. С. 414).

    - Поисково-расследовательские подходы – то есть подходы, связанные с глубинным исследованием, поиском и расследованием, при этом исследование и расследование понимаются как «разновидности познавательной деятельности в журналистике» (Лазутина Г. В. Основы творческой деятельности журналиста: Учебник для вузов. М.: Аспект Пресс, 2001. С. 190).

    1 В основном исследовались американские СМИ. См.: The Year in the News 2011. The Pew Research Center, 2011. Систем. требования: Adobe Acrobat Reader. URL: http://www.journalism.org/sites/journalism.org/files/FINAL-The%20Year%20in%20News.pdf (дата обращения: 13.01.12).

    2 Гегель И. В. Пресса в условиях техногенной катастрофы глобального масштаба. Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 2011. URL: http://mediascope.ru/node/893

    3 Ответы распределились следующим образом: каналы общественного вещания Эн-эйч-кей (28,8 против 4,7 процента), японские представительства порталов Yahoo, Google и т.п. (17,5 против 4,2 процента), коммерческие вещатели (7,2 против 13,7 процента), газеты (2,8 против 5,9 процента). Опрос проводился 19-20 марта 2011 года среди жителей района Канто в возрасте от 20 до 59 лет интернет-подразделением центра «Номура», в выборке участвовало 3224 человека. Район Канто, который также был частично затронут стихией, граничит с наиболее пострадавшим от землетрясения и цунами районом Тохоку. В Канто входят столичный округ Токио и шесть префектур кэн – Канагава, Сайтама, Гумма, Тотиги, Ибараки, Тиба.

    4 Джулай Л. Н. Документальный иллюзион: Отечественный кинодокументализм – опыты социального творчества. М.: Материк, 2005. С. 108

    5Прожико Г. С. Концепция реальности в экранном документе. М.: ВГИК, 2004. С. 447




    подборка: Самые-красивые-девушки-в-неглиже

    BenQ (4) Canon (59) Casio (4) Epson (10) Exemode (1) Film (1) Fujifilm (24) Hasselblad (10) Kodak (11) Komamura (1) Leica (15) LG (1) Lomo (3) Minox (1) Nikon (57) Olympus (25) Panasonic (22) Pentax (22) Polaroid (8) Praktica (2) Printers (1) Ricoh (7) Samsung (22) Scanners (3) Sigma (3) Sony (51) Аксессуары (31) Бирма (1) Вспышки (7) Выставки (645) Гаджеты для мобилографии (1) Германия (2) Дания (1) Исландия (1) История фотографии Казахстана (2) История фотографии России (5) История фотографии Чехии (1) История фотографии Японии (3) История фотографии (54) Казахстан (1) Карты памяти (9) Китай (1) КМЗ им.Зверева (4) Конкурсные статьи (13) Конкурсы (134) Лаос (1) Литва / Lithuania (1) Личности (9) Мастер-Класс, Школы (128) Мероприятия (115) Мир моды (142) Модные события (115) Обработка фотографий (29) Объективы Canon (23) Объективы Carl Zeiss (12) Объективы Cosina (2) Объективы Kenko Tokina (4) Объективы Lensbaby (1) Объективы Nikon (22) Объективы Olympus (3)